Автор: Дунаев Николай Ильгизарович — член правления ООР «Союз производственных компаний России», руководитель Комитета по промышленности, член Президиума Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ».

В статье представлена попытка определения понятия «цифровая экономика» и ее места в глобальной экономике, указаны основные направления развития цифровых технологий в современном мире. Перечисляются реальные и предполагаемые проблемы, способные затормозить развитие цифровых технологий и их внедрение в различные отрасли экономики России. Раскрываются риски, связанные с внедрением цифровых технологий в промышленные производства, и условия, при которых цифровая экономика может стабильно развиваться при участии трех главных игроков – государства, бизнеса и гражданского общества.   

Конкретное определение, что из себя представляет цифровая экономика, весьма субъективно. Остановите на улице 10 человек и спросите, что это такое. Вы услышите 10 разных ответов. Причем, ответы будут отличаться и у людей далеких от IТ-сообщества, и у людей, принадлежащих этому сообществу.

Кто-то скажет, что цифровая экономика – совокупность электронных товаров и услуг от электронного бизнеса и электронной коммерции. Для кого-то – это набор инструментов оптимизации процесса посредством программных решений. Для кого-то – глобальная сеть экономических мероприятий, проводимых в Интернете. А кто-то заявит, что цифровая экономика – лишь часть одной большой экономики, ее отдельные, насыщенные автоматизацией, сектора.

По определению Всемирного банка, цифровая экономика – это система экономических, социальных и культурных отношений, основанных на использовании цифровых информационно-коммуникационных технологий. Но и с этой формулировкой согласны далеко не все, поэтому объективного, общепринятого определения цифровой экономики пока не существует.

Если у подготовленных IТ-специалистов по этому поводу нет единого мнения, то что уж говорить о Правительстве, депутатах, губернаторах, у которых словосочетание «цифровая экономика» не сходит с уст после того, как Президент дал отмашку на внедрение информационных технологий во все сферы жизни граждан России. А некоторые руководители уже «взяли под козырек». Но очевидно, если у власти не хватит сил и желания прежде всего выкорчевать старые, многолетние проблемы, то с подобным рвением она успешно сможет создать лишь кучу новых. К производственным, социальным, правовым проблемам добавятся еще и цифровые. Следовательно, в первую очередь надо определить реальные, а не фантастические, как в блокбастере, направления развития цифровой экономики – конкретные сектора, в которых она в первую очередь должна встать во главу угла, оставив на потом менее важные направления. А также необходимо выявить и искоренить проблемы, которые стоят не только на пути развития в России цифровой экономики, но и российской экономики в целом.

По большому счету цифровые технологии – это раздолье для творчества, и все отрасли экономики могут успешно использовать их возможности. Тем не менее, до таких масштабов дело не дошло ни в России, ни в ЕС. Наиболее продвинулись в этом направлении Сингапур, Япония, Великобритания и США.

Двигателем же цифровой экономики, ее основой являются люди, обладающие всесторонними знаниями в области IТ, специалисты, производящие не материальный, а виртуальный продукт, поэтому некоторые эксперты называют такую экономику экономикой знаний. И разумеется, впереди окажется промышленность той страны, чьи предприятия наиболее эффективно смогут использовать цифровые технологии. Кроме того, будущее – за теми государствами, которые приложат максимальные усилия к цифровизации общественных услуг и интегрируют цифровые технологии в предпринимательскую деятельность.

Промышленная революция превратила мануфактуры в фабрики, аграрную экономику в индустриальную, современные технологии превращают мировую экономику в цифровую. В пользу такой экономики говорит тот факт, что цифровые технологии позволяют повышать качество и снижать себестоимость продукции, они более эффективны с точки зрения производительности труда.

Тем не менее, сегодня эти технологии наиболее успешно применяются там, где не производится никакого материального продукта, то есть в сфере услуг – банковских, финансовых, рекламных и т.д. Как и в странах, которые давно сделали ставку на IТ, в основе развития цифровой экономики России должен лежать целый комплекс мер, разработанных и принятых не только государством, но и бизнесом, и гражданским обществом. Это – устранение административных барьеров, стимулирование малого и среднего бизнеса к переходу в цифровую плоскость. И, конечно, это – образованные, высококлассные, мотивированные IТ-профессионалы, поскольку и сейчас, как во все времена, кадры решают все. Кроме того, цифровая экономика окажется неэффективной без компьютерной грамотности населения. И дорога к всеобщему IТ-образованию проложена по территории все тех же информационных технологий. А это не такая уж простая задача, учитывая тот факт, что Россия считается пока что догоняющей страной в области IТ.

Тем не менее, эта задача менее сложная, нежели искоренение проблем, мешающих стабильному развитию нашей экономики. Технологическое отставание России само по себе не является такой уж большой трагедией. Технологии можно купить, можно отправить юношей учится за границу, как это успешно делал Пётр I, осуществляя научно-технический прорыв, и эти юноши сами привезут все, что нужно. В конце концов, можно свою дочь выдать замуж за японца, и она доставит вам самые новые, продвинутые технологии. Способов много, было бы желание. А вот избавление от правовых и социальных проблем – дело сложное, эти проблемы, как отвратительные бородавки, прочно укрепились на теле российской экономики.

Озвученный Президентом России курс на внедрение информационных технологий во все сферы жизни нашего общества придал этому процессу официальный, государственный характер. Сам же процесс был запущен уже давно и проходит довольно успешно. В разных масштабах цифровые технологии получили прописку в энергетике и торговле, в финансовых институтах, в гостиничном и ресторанном бизнесе, в туризме, науке и образовании, в медицине, строительстве, в транспортной сфере и, конечно, в средствах массовой информации. Но, по сути, нынешняя цифровизация – лишь инструмент, который используют в перечисленных отраслях экономики, а не основной фактор их экономического развития.

Предположим, небольшая строительная компания, широко используя цифровые технологии, сумела через онлайн-торги стать участником инфраструктурного проекта. Поможет ли ей цифровизация получить от заказчика 100-процентную предоплату для качественного и своевременного выполнения своей работы? Конечно, нет, тут нужны совсем другие, отнюдь не цифровые рычаги. Разумеется, опять посредством IТ компания обращается в банк, чтобы с помощью кредита добрать недостающие средства. А в банке либо откажут, либо назначат такой процент, который не поможет вернуть никакая, в том числе, цифровая технология. А бывает еще хуже. У нас в «ОПОРЕ РОССИИ» есть предприниматель Павел Лепин – генеральный директор ОАО «Троицкий станкостроительный завод». На месте завода были руины, Павел его, по сути, создал заново, и это предприятие сразу признали базой для станкостроительного кластера. Только Павел раскрутился, только взял пакет заказов не 300 миллионов, тут же из «Россельхозбанка» приходит заявление о том, что предприятие не вовремя вернуло один кредитный платеж. Моментально за дело взялся Следственный комитет, и пошло-поехало…

Для того, чтобы цифровая экономика приобрела ожидаемые от нее значимость и масштабы, необходим комплексный подход и соответствующие законы. А у нас и эти два фактора вполне могут превратиться в проблему. Подобную метаморфозу малый и средний российских бизнес уже наблюдали – для их развития выделялись значительные средства и разрабатывалось большое количество законов. И что мы видим? Проблемы остались, законы бесконечно меняются, предпринимателям предъявляют невыполнимые нормы и требования. И есть серьезные опасения, что то же самое будет с IТ-законами, требованиями и нормами. В результате, российская цифровая экономика не создаст конкуренцию сырьевой экономике, и традиционно займется ее обслуживанием, мы же по-прежнему будем смотреть в спину другим – IТ-странам, а основное внимание уделять «теркам»: религиозным и межэтническим конфликтам, историческим перипетиям, проблемам отцов и детей. Время показывает, что эти проблемы никогда не исчезают, а пока мы будем на них зацикливаться, все произойдет, как в песне Высоцкого: «Мы в очереди первыми стояли, а те, кто сзади нас, уже едят».

Между тем, для полноценной раскрутки цифровых технологий в России достаточно и сил, и возможностей, и умения своевременно делать выбор между своим и чужим. Например, когда в середине 1990-х годов шла большая борьба за то, чтобы заставить «Аэрофлот» покупать отечественные самолеты, гендиректор сказал: «Если мы сейчас будем ждать, когда появится новый российский самолет, то останемся и без самолетов, и без пассажиров». Теперь же ситуация изменилась и именно в пользу российского авиапрома.

Можно даже не зацикливаться на программном обеспечении, в котором мы хорошо идем впереди, возьмите хотя бы «Касперского». Был бы запрос, а кому реализовать, найдется. В МГУ сидят умные ребята, которые делают прекрасные программы, вот только дорогие и требуются они лишь определенному кругу лиц. А мы, например, на предприятии пишем программы сами для себя.

Тут самое главное, чтобы активно развивалось предпринимательское сообщество, чтобы была конкуренция, либо государству надо вводить плановую экономику. Пока же ситуация – ни туда, ни сюда. Например, приходите вы в Минпромторг, а там вам говорят: «У нас нет полномочий». Приходите в частный сектор, и слышите: «А мы никому не верим и не знаем, кому продавать нашу цифровую продукцию». Для начала надо хотя бы снять ограничения, мешающие малому предпринимательству полноценно заниматься разработками, относящимися к IТ, и не плющить тех, кто может создать среду, в которой будут развиваться и цифровые технологии, и все остальное. А если просто объявить, что мы теперь все уходим в «цифру», мало чего изменится.

В заключении следует отметить, что в разных секторах экономики приход цифровых технологий подразумевает реорганизацию производственных процессов, то есть – дигитализацию. А это неминуемо сделает ненужными многие профессии в технологической цепочке и приведет к увольнению большого количества работников. И, как итог, еще сильней увеличится расслоение общества. Чтобы нивелировать или, хотя бы, уменьшить эти риски, необходимо тесное и активное взаимодействие государства, бизнеса и общества. Причем, учитывая тот факт, что на власть в России влияет только крупный бизнес, чьи представители эту власть преимущественно и составляют, голос малого бизнеса не должен затеряться в полифонии других голосов. Поэтому в этом сложном процессе значительно возрастает роль общественных организаций, например, таких как «ОПОРА РОССИИ», сумевшая объединить в своих рядах самый многочисленный слой российского предпринимательства, который быстрее всех реагирует на любые перемены в экономике и политике, в том числе, IТ-перемены.